Банкротство КрАЗа и олигархические разборки Украина угробила очередной легендарный бренд

Экономика

Очередное выдающееся предприятие Украины завершило свой исторический путь. Кременчугский автомобильный завод, более шести десятилетий производивший грузовые автомобили, завершил процедуру банкротства. КрАЗ умудрялся держаться на плаву даже в постсоветское время, однако демократический и проевропейский «разворот» 2014 года гигант пережить не смог. Не спасло даже то обстоятельство, что завод являлся стратегическим элементом украинского ВПК.

История предприятия берёт начало в 1945 году. Правда тогда речь о производстве грузовой техники не шла. Послевоенный СССР остро нуждался в восстановлении разрушенной инфраструктуры и, в особенности, – мостов. Для решения этой задачи в Кременчуге был оперативно построен мостовой завод, который позволил в последующие годы сконструировать свыше 600 мостов. Затем производство было переориентировано на выпуск комбайнов для нужд сельского хозяйства. И только в 1958 году КрАЗ приступает к выпуску большегрузных автомобилей.

Банкротство КрАЗа и олигархические разборки Украина угробила очередной легендарный бренд

Первые грузовики КрАЗ-222 Днепр собрали из ярославских деталей, но мощные рамы были уже свои – пригодился богатый мостостроительный опыт. К концу апреля собрали еще три машины.

Любопытно, что их производство было перенесено из цехов Ярославского автомобильного завода, который впоследствии будет перепрофилирован в знаменитый моторный завод (ЯМЗ). Начиная с шестидесятых предприятие стабильно наращивало количество выпускаемой техники, а также расширяло модельный ряд. К восьмидесятым годам КрАЗ мог производить до 30 тысяч грузовиков в год, снабжая ими весь СССР, а также экспортируя в 57 стран мира.

Независимость Украины для автозавода началась весьма бодро – в 1992 году с конвейера сошло 23 тысячи грузовиков, а руководство нацелилось на завоевание новых рынков сбыта. Однако развал технологических цепочек, завязанных на множество украинских и российских предприятий, а также ситуация тотального экономического упадка, сделали своё дело: вскоре производство обвалилось в десятки раз – до 1–2 тысяч единиц в год. И к концу девяностых всё шло к закату ветерана автомобильной промышленности.

В начале нулевых КрАЗ, который к тому моменту был окончательно приватизирован, решил вновь попытать счастья, возобновив работу по всем возможным направлениям. Прежде всего, кременчугские грузовики прокладывали дорогу на российский рынок, который с девяностых оставался их крупнейшим потребителем. Сохранению кооперации и позиций на рынке РФ тогда способствовала активная работа Киева времён Кучмы по нормализации экономических отношений. В 2004 году КрАЗ даже создал автосборочное предприятие в России. Разумеется, украинские власти в нулевые выжимали и все возможные выгоды от новейшего внешнеполитического курса. Тогда же, в 2004 году, Украина втиснулась в оборонный контракт армии США на поставку грузовиков для иракской кампании. А через несколько лет завод начнёт поставки армейских грузовиков для вооружённых сил Грузии.

Однако все эти проекты так и не сумели заместить главный исторически сложившийся рынок – Россию, куда, так или иначе, продавалось порядка 60–70% продукции, не говоря о зависимости по комплектующим, включая ярославские моторы. Поэтому в 2014 году, когда с подачи Петра Порошенко КрАЗу были аннулировали экспортные лицензии в РФ, производство начало падать, скатившись к 2019 году до 200 машин. Правда, случилось это не сразу.

После начала военного конфликта на Донбассе, КрАЗ начал позиционироваться как флагман украинского ВПК, который будет производить целый ряд армейских грузовиков, бронемашин, а также шасси для систем залпового огня. Многие ещё помнят масштабные пиар-кампании на эту тему с участием яркого представителя «партии войны» Арсена Авакова. В разгар противостояния с ДНР-ЛНР, Кременчугскому заводу прочили гигантские оборонные заказы от Минобороны Украины. И в отличии, например, от «Антонова» и «Мотор Сичи», которым тоже обещали мега-контракты на производство военной авиатехники, Кременчуг кое-что получил. За 2014–2018 годы предприятие поставило украинским военным и силовикам 2772 грузовика. Правда, эти успехи были всерьёз омрачены вскрывшейся информацией о том, что КрАЗ продолжал оснащать технику двигателями ЯМЗ, которые приобретались через третьи страны и, разумеется, по завышенным ценам. Хотя неоднократно заявлялось о том, что с российскими комплектующими было покончено.

Как бы там ни было, с 2018 года у предприятия начинаются серьёзные трудности: убытки и долги стремительно растут, зарплата не выплачивается, качество продукции падает, а банки-кредиторы начинают заваливать суды исками по неисполненным обязательствам. Нарастающие как снежный ком проблемы приводят к тому, что в Минобороны отказываются от работы с поставщиком, которому грозит разорение. Тогда же, собственно, начинается процедура банкротства, а имущественный комплекс автогиганта выставляется на продажу. Словом, всё по классическому сценарию, который в последние годы переживали десятки украинских предприятий.

Однако в этой истории интересно то, что гибель актива явилась результатом умышленных действий собственника. Главным акционером КрАЗа с начала двухтысячных является финансово-промышленная группа «Финансы и кредит», принадлежащая полтавскому олигарху и «железорудному королю» Украины Константину Жеваго. Находившийся в перманентном конфликте с Игорем Коломойским, который претендовал на жемчужину его бизнес-империи – «Полтавский ГОК», Жеваго после 2014 года оказался под натиском старого врага. Коломойский, усилив позиции после майдана, пусть и с перерывом на пару лет изгнания при позднем Порошенко, пошёл в атаку на конкурента, спасаться от которой Жеваго пришлось бегством. И КрАЗ был использован в качестве «тоннеля» для вывода средств за рубеж, где с ноября 2019 года находится сам олигарх. Схема также до боли типичная: предприятие заключает фиктивные договоры, деньги от которых уходят в офшоры, а под громадьё маркетинговых планов набираются кредиты, которые никто возвращать не собирается. Таким нехитрым способом, опальный Жеваго забирает с собой всё, что можно унести, оставляя за плечами руины.

КрАЗ фактически явился разменной монетой в коммерческих разборках. Для украинской власти банкротство предприятия является сильнейшим имиджевым ударом: украинская армия на этот час лишилась колёс, а виной всему драка олигархов, которые, как и прежде принимают судьбоносные решения, чихая на интересы государства и общества. И ещё сильнее этот неприглядный расклад бьёт по Владимиру Зеленскому. Не так давно президент обещал помочь заводу, зная о его бедах, однако никаких действий в итоге предпринято не было. Ухудшает этот провал то обстоятельство, что КрАЗ мог быть спасён с помощью программы локализации машиностроения, которую представили в правительстве Украины весной 2020 года. В ней шла речь об увеличении производства коммунальной техники, и завод без труда мог её производить. Однако летом вокруг плана по спасению промышленности случился громкий скандал: Евросоюз потребовал свернуть эту самодеятельность, угрожая остановить выделение кредита на 1,2 млрд. евро.

Разумеется, в Киеве услышали партнёров, а спустя считанные месяцы жизнь в цехах видавшего виды завода – остановилась. Причём, одним КрАЗом дело не обошлось. Проблема в том, что в орбите производителя грузовиков существовало ещё несколько смежных предприятий по производству комплектующих и запчастей: «Полтавский автоагрегатный завод», «Херсонский завод карданных валов», «Токмакский кузнечно–штамповочный завод» и «Каменец-Подольский автоагрегатный завод». В течение 2020 года три предприятия, кроме последнего, уже завершили процедуру банкротства, уходя в небытие вслед за КрАЗом. Стало быть, речь идёт о тысячах рабочих мест, которые будут потеряны. Ну а Брюссель одержал очередную победу: армия дешёвых украинских гастарбайтеров пополнится этими тысячами, а на украинский рынок грузовых автомобилей уже готовится зайти чешская Tatra.

Источник: newsland.com

Оцените статью
Русский общественный контроль